Упадок образования в Украине: причины и проявления

Автор: Татьяна Пояркова, участник проекта Аналитический кластер «Украинская Фабрика Мысли».


Состояние сегодняшнего образования наиболее показательно демонстрирует мнение, что «жизнь всему научит», главное – это не знания, а документ об образовании. Как следствие имеем ситуацию, когда дипломированный специалист не способен оперировать текстами (писать пересказы и сочинения), демонстрирует слабость абстрактного мышления, не умеет делать выводы на основании соотношения разных фактов. Понятно, что неумение самостоятельно получать знание предопределяет и отсутствие целостной картины мира.

В масштабах страны это имеет проявление в распространении невежества, как среди должностных лиц наивысшего ранга, так и среди политиков разного уровня. К сожалению, сегодня непрофессионализм стал визитной карточкой и политической силы, которая одержала победу на парламентских выборах.

Существует мнение, что «тренд отупения» является связанным с распространением информационных технологий, которые приводят к снижению умственной производительности, потери навыков мышления, критического переосмысления имеющихся фактов, нарушений памяти, концентрации внимания, притупление чувств.

Однако, нельзя отбрасывать и определенную специфику, присущую Украине. У нас образовательный упадок происходит в рамках неофеодализации как деградационного процесса выстраивания в постиндустриальное время иерархических структур на основании личностной зависимости.

Эта ситуация создалась в результате сложного сочетания внутренних трансформаций правящего класса (политической элиты) и влияния субъектов мирового политического процесса после разрушения СССР. Следовательно, основания украинской неофеодализации находится в особенностях появления господствующей прослойки, которая образовалася после 1991 г. в результате симбиоза советской номенклатуры и ее обслуги. Именно они получили преференции в приватизации государственной собственности.

Весь срок существования постсоветской Украины одновременно происходило: 1) выстраивание демократических институтов, внедрение избирательных механизмов; 2) утверждение принципа создания иерархических структур на основе личностной преданности, (паразитирующих на монопольном использовании государственной ренты); 3) появление неофеодальная слоев (каста судов, силовиков и др.), которые бесконтрольно и неограниченно распоряжаются имуществом зависимых слоев населения, а торговля государственной собственностью − территорией, водой, воздухом, лесом, землей, полезными ископаемым приобретает массовый характер отчуждения за деньги. Важно учитывать и то, что получение внешнеполитической поддержки стало условием легитимации правящего класса.

На этом фоне, образовательные структуры, вместо превращения в инновационные учреждения модернизационного процесса, стали форпостами неофеодальная тенденций. Специфика украинской неофеодализации в образовательной сфере проявилась в постепенной приватизации государственных образовательных учреждений, которые отдаются на откуп их руководителям под лозунгами привлечения к Болонскому процессу.

Сегодня идея предоставления удобных образовательных услуг с предложением возможного выбора предметов студентом как потребителем образовательных услуг подменяется имитацией обучения вообще. Погоня за бюджетными средствами приводит к практике лицензирования привлекательных специальностей без реального учета качества преподавательского состава. Ухудшение демографической ситуации заставляет украинские учебные заведения снижать требования к поступлению абитуриентов.

Дефицит поступающих превращает конкурсы в сфере образования на соответствующие должности в фактор утверждения корпоративизма, поскольку условием получения работы (или соответствующей ниши в неофеодальная структуре) становится наличие знакомств и личная преданность руководству. Иными словами, преподаватели становятся заложниками конкурсов на замещение вакантных должностей, допуск к которым и собственно выбор контролируется руководством. Преподавателей, взгляды и деятельность которых ставит под сомнение воспроизведения неофеодальная иерархического каркаса, всеми возможными средствами вытесняют с образовательной сферы. Идеальным средством контроля руководства над «непослушными» преподавателями становится система заключения контрактов на короткие сроки.

В этой логике распространяется и практика оценки научной деятельности по количеству напечатанных листов, что превращается в условие карьеры через цитирование работ влиятельных чиновников. Неслучайно во время упадка украинского научной сферы увеличивается количество людей, имеющих научные звания. Нельзя обойти и то, что научная деятельность превращается в требующую дополнительных денежных затрат, что обусловливает превращение научной деятельности в развлечения для богачей. Все это, приводит к тому, что научная деятельность в Украине приобретает черты профанации и имитации, о чем, собственно, и свидетельствуют постоянные скандалы из-за плагиата.

Нужно учитывать и то, что упадок образовательной сферы становится одним из факторов попадания украинской политической системы в круг перманентной кризисности, поскольку отсутствуют субъекты, способные: 1) выделять внутренние и внешние системные угрозы; 2) формировать реалистичную стратегию их преодоления; 3) эффективно использовать имеющиеся ресурсы; 4) обобщать накопленный опыт выхода из кризисного состояния; 5) прогнозировать будущие системные вызовы; 6) создавать соответствующие структуры для преодоления последствий воспроизведения кризисов.

Все изложенные соображения обусловливают следующие выводы. Во-первых, выживание правящей элиты в Украине возможно за счет перекрытия прогрессивного развития страны и создания неофеодальных псевдодемократических структур. Во-вторых, образовательная сфера Украины корпоратизируется, сосредотачиваясь на воспроизведении сословных иерархий постиндустриальной эпохи. В-третьих, состояние образования не способствует появлению креативных кадров, способных дать ответы на системные запросы.

Ілюстрація: Pixabay

Рекомендуем

20210415_134306

В Украине появятся «земельные ломбарды»

20210414_143254

Александр Кава: О бюджетах Минфина, восстановлении инфраструктуры Донбасса и скоростной ж/д

ac76dbe--q2cs7-fy1v5

Алексей Кущ: О нынешнем обострении на Донбассе, звонке Байдена

170464249_3385248488241711_4407335363461450307_n-528x352

Алексей Кущ: Почему “Большое строительство” оказалось большим пшиком?