Анна Ковальчук: Три веские причины держаться подальше от АПК

Автор: Анна Ковальчукаграрный журналист, эксперт Аналитического кластера «Украинская Фабрика Мысли».


Технологии разрушают традиционное сельское хозяйство со скоростью 5 млрд долларов в год. Украина, отстающая от мира на несколько глобальных трендов, все еще ведет гонку объемов урожая.

На этой неделе в Киеве проходит одна с крупнейших сельскохозяйственных выставок Восточной Европы — АГРО 2020. Символично, что именно аграрное мероприятие, вопреки COVID и общему экономическому неблагополучию, смогло собрать почти 1000 участников и заполнить экспозицию площадью 25 тыс. кв. метров, в то время как сервисные и креативные отрасли декларируют прекращение офлайн активностей минимум до сентября.

Косвенно это подтверждает косноязычную метафору премьер-министра Шмыгаля, озвученную на открытии Агро-2020, что сельское хозяйство это «остров стабильности, на который опирается украинская экономика».

Однако островом стабильности АПК остается лишь на территории Восточной Европы и других развивающихся стран — некоторые из них, кстати, буквально являются островами. В индустриальном обществе аграрии действительно являются представителями влиятельной, денежной и уважаемой профессии, чья значимость только выросла на фоне карантинной стагнации экономик.

Но в странах, традиционно считающихся развитыми, в том числе в Западной Европе, на которые привыкла равняться Украина, ситуация прямо противоположна. Здесь АПК находится на пороге самого быстрого, глубокого и серьезного разрушения в истории.

На это есть три глобальные причины.

Дефицит, в том числе вызванный Covid, госфинансов для аграрных субсидий

Статус фермера катастрофически пикирует от “кормильца”  до “получателя дотаций, вредящего экологии”. Особенно эта трансформация заметна в Великобритании, где проблемы с COVID наложились на турбулентность, вызванную Brexit,  и обострили конкуренцию за бюджетные средства. Необходимость жить за счет продажи своей продукции, а не субсидий — понятный, хоть и несколько ироничный стресс после десятилетий гарантированной стабильности.

Отказ или снижение способности государств оплачивать сам факт наличия сельхозземли запустил тренд оптимизации земельных банков. Излишки земель постепенно выводятся из оборота. По данным экоактивиста Джорджа Монбио, к 2030 году только в Европе 30 млн га земли будет высвобождено из сельхозоброта.

Усиление экологического лобби

Озвученный в 2009 году и рекордно растиражированный прогноз FAO предполагал, что к 2050 году население мира увеличится на 34% до 9,1 миллиарда человек, а производство продуктов питания должно вырасти на 70%. Вторая часть этого прогноза больше не актуальна. В 2020 году на вопрос “Должна ли почва быть продуктивной или здоровой?”, только один приличный (но не факт, что правильный) ответ — здоровой.

Экологические движения вносят весомый вклад в десакрализацию АПК. Актуальный в прошлом столетии тренд “максимальная продуктивность земли” сменяется ревайлдингом — природоохранной технологией, носители которой призывают восполнить природе ранее забранное: высадить вырубленные под пастбища деревья, заселить территорию мегафауной (животные, вес тела которых превышает 45-50 кг) истребленной ради безопасности человека и предоставить территориям развиваться как им угодно. Пример Чернобыля, где природа отвоевала у цивилизации все и даже больше,  за каких-то 15 лет показывает, что эффект ревайлдинга может быть ошеломляющим – и это плохая новость для фермеров, которым удивить общество особо нечем вот уже последние лет 100.

На сегодня реконструкция экосистем — это блажь миллиардеров, которые находятся на стадии “сначала над тобой смеются”. Один из идеологов этого течения датский миллиардер Андерс Хольк Поульсен, совладелец интернет-магазина ASOS- весь мир услышал о нем в контексте жуткого теракта на Шри-Ланке, в котором он потерял троих детей. Поульсен второй по величине частный землевладелец в Шотландии, чьи угодья находятся в образцовом и совершенно осознанном запустении.

Конечно, идея поставить благополучие экосистемы выше, чем эффективное получение дешевой еды выглядит утопичной, безответственной и безнравственной, особенно на фоне 700 млн человек, которые по данным UNICEF голодали в мире в 2019 году. Идеологи ревайлдинга считают, что сокращение производства в АПК будет происходить не за счет жителя Руанды, который не съест ничего, а благодаря тому, что житель Нью-Йорка выбросит меньше излишков пищи — но вряд ли первые склонны поставить свою жизнь в зависимость от осознанного потребления вторых.

Развитие высоких технологий – альтернативного АПК

Согласно несколько апокалиптическому  исследованию аналитической группы RethinkX, через десять лет поголовье  коров в США уменьшится вдвое, а еще через пять лет  производство мяса в пробирке обанкротит традиционную американскую мясную промышленность, которая в свою очередь потянет за собой индустрию производства кормовых культур. Урожаи сои, кукурузы и люцерны упадут более чем на 50%.

Промышленное животноводство достигло предела продуктивности, а высокие технологии ничем не ограничены. Стоимость белков по сравнению с текущей упадет в пять раз к 2030 году и в 10 раз – к 2035 году, постепенно сравнявшись со стоимостью сахара.

Потребительские цены на искусственный и традиционный мясной фарш достигнут паритета максимум к 2023 году. А уже к 2030 году объем рынка говяжьего фарша сократится на 70%. Относительную стабильность (падение всего на 30%) обещает сегмент стейков и то только потому, что технологи не могут воспроизвести волокнистую текстуру и плотность цельного куска мяса.

К 2035 году спрос на продукцию КРС сократится на 80–90%. Другие рынки животноводства, такие как курица и свинина, пойдут по аналогичной траектории. Это вызовет крах сервисных и смежных отраслей — переработку кормов, производство удобрений, ветеринарию. В RethinkX считают, что прогресс убьет традиционных аграрных индустрий на 100 миллиардов долларов. Стоимость сельхозугодий при этом упадет на 50-80% – Украине будет небезынтересно узнать это накануне открытия рынка земли.

Вряд ли у традиционного сельского хозяйства найдутся защитники — экологическое лобби не зря все эти годы ело свой хлеб. К тому же, объективно характеристики производства у технологов на порядок лучше, чем у традиционалистов: современные альтернативы фермерам будут в 100 раз более эффективными с точки зрения использования земли, в 20 раз более экономичными по времени, в 10 раз более эффективными с точки зрения водопользования, а выбросы парниковых газов благодаря им к 2030 году сократятся на 45%.

Страны, которые производят большое количество традиционных продуктов АПК, в первую очередь — животноводства и ресурсов для животноводства, такие как Бразилия и Аргентина, особенно уязвимы, говорится в отчете.

Украина пока невероятно далека от этих трендов. Госдотациями отечественные сельхозпроизводители никогда не были избалованы, экотуризм не сопоставим по прибыльности с гектаром, по старинке засеянным кукурузой, а мясо в пробирке это пока всего лишь заголовки в англоязычной прессе для ограниченного количества людей, которые эту прессу читают.

Тем не менее лишь вопрос времени – и скорее всего короткого, когда эти анти аграрные тенденции станут актуальными у нас. Так что показатели в 17% ВВП, генерирующие сельское хозяйство в Украине и 40% валютной выручки, приносимой ими — это не только предмет гордости, но и повод начинать полноценно паниковать.

Подписывайтесь на канал «Ukrainian Think Tank» в Telegram,  YouTube, страницу в Facebook.

Читайте также:

Рекомендуем

Треугольник «Киев-Минск-Нур-Султан» в пространстве геополитических вариантов

Призрак министерства: как сказался на отрасли год без Минагро?

Электрификация железной дороги: как снять транспортную блокаду с городов Украины

О низких ценах на овощи и фрукты украинцы могут забыть, – Юрий Гаврилечко