dollar-4418327_1280

НБУ запустил процедуру краха пирамиды ОВГЗ. На радость нерезидентов

Автор: Алексей Кущучастник проекта Аналитический кластер «Украинская Фабрика Мысли», эксперт Института GROWFORD.


В ближайшее время НБУ может применить “монетарное оружие”, способное обеспечить благоденствие для группы финансовых спекулянтов и принести разрушительные последствия для всей страны. Речь о разблокировке права НБУ на проведение операций с ОВГЗ на вторичном рынке, которое было у него отобрано в 2018-м году.

Теперь Нацбанк вернул его себе, причем накануне и глобального кризиса, и такого же “глобального шухера” финансовых спекулянтов, которые смазывают лыжи, пытаясь выскочить из объятой бюджетным распадом Украины.

Нерезиденты прекрасно понимают, что угроза дефолта близка как никогда, а курс гривны – держится на волоске. А им нужно не просто получить гривневый ресурс за свои ОВГЗ, но и поменять этот ресурс по выгодному курсу, который обеспечит позитивную валютную доходность.

Задача с двумя неизвестными, ведь они прекрасно понимают, что власть, несмотря на отказ от идеи реструктуризации долгов, в один непрекрасный момент может оказаться перед простым выбором: выплачивать пенсии или погашать ОВГЗ, покупать лекарства или помогать финансовым спекулянтам.

Кроме того, аналитики нерезидентов уже популярно им объяснили, что курс держится лишь до тех пор, пока не включен печатный станок, и как только он заработает, наполняя бюджет непродуктивными доходами, от курсовой стабильности может не остаться и следа.

В каждой системе должна быть защита “от дурака”, есть она и у нас. Согласно действующему законодательству, НБУ не может напрямую кредитовать правительство и покупать ОВГЗ на первичном рынке. Второй уровень защиты – запрет на покупку ОВГЗ Нацбанком на вторичном рынке, но этот блок установлен уже не законами, а внутренними решениями регулятора, которые принимает Совет.

Покупка ОВГЗ на так называемой вторичке активно практиковалась НБУ в 2014-2015 годах и получила название квазифискального доминирования.

Схема была очень простой: Минфин выпускал в процессе докапитализации “Нафтогаза” и государственных банков свои облигации, а также продавал их госбанкам на первичных аукционах (больше никто не покупал), а НБУ затем покупал эти финансовые инструменты на вторичном рынке, увеличивая свой портфель ОВГЗ на сотни миллиардов гривен и попутно выбрасывая на рынок соответствующую гривневую массу.

Но тогда это делалось явно не в пользу нерезидентов, ведь их портфель ОВГЗ на конец 2013-го года составлял всего 12 млрд грн. Другое дело сейчас: возникает непростая дилемма, как благополучно вывести иностранные фонды “под белы рученьки”, да так, чтобы ни один финансовый волос не упал с их головушек.

Простым украинцам в условиях карантина, конечно, должно быть все равно, какую валютную доходность получат финансовые спекулянты, но все дело в том, что у последних есть в Украине преданная “торсида”, в результате чего единственные, кто не находится на карантине, – это как раз те самые нерезиденты, купившие ОВГЗ: они вовремя получают свои деньги, в отличие от украинцев, отправленных на карантин за свой счет, они освобождены от уплаты налогов (на прибыль), тогда как дышащий на ладан отечественный бизнес продолжает их платить, и они не стеснены в миграции своих капиталов.

А теперь вернемся к курсу. Несмотря на катастрофические экономические последствия, которые пандемия коронавируса оказала на мировую экономику, Украина пока еще сохраняет основные контуры макроэкономической стабильности, в частности это проявляется в динамике курса национальной валюты как на межбанковском, так и на наличном валютном рынках.

Если говорить объективно, то гривна пока лишь потеряла искусственный, атипичный потенциал укрепления на 15%, приобретенный ею в прошлом году в результате массового захода в “пирамиду” ОВГЗ западных финансовых спекулянтов.

Динамика вложений нерезидентов была активирована поступательным ростом учетной ставки НБУ с августа 2017-го, когда она начала рост с 12,5% до 18% (в сентябре 2018), причем интенсивность наращивания монетарной жесткости в виде роста учетной ставки происходила несколькими рывками.

В результате уже в начале 2019-го года учетная ставка НБУ в размере 18% позволила Минфину начать выпуск коротких ОВГЗ с доходностью в 20% годовых. Учитывая, что весь прошлый год уровни доходности на мировых рынках снижались, причем как в группе развитых, так и развивающихся стран, появление такой “белой вороны”, как Украина, с доходностью в 4-5 раз выше, чем по группе сопоставимых стран, не могло не пройти незамеченным, и вложения нерезидентов в ОВГЗ начали стремительно расти, увеличившись с 6 млрд грн на начало 2019-го до 127 млрд грн по состоянию на февраль нынешнего.

На украинский рынок капитала было влито примерно 5 млрд долл. (нетто показатель), что и привело к росту резервов НБУ (регулятором было куплено за прошлый год примерно 8 млрд долл.), а также к атипичному, экономически необоснованному укреплению гривны на 15%. Впрочем, эта спекулятивная составляющая отлетела от курса гривны, как старая кора, вернув все на круги своя.

Немаловажную роль в этом сыграл малоликвидный внутренний рынок капитала. Нерезидентов погубила банальная жадность: вначале они осторожничали и покупали ОВГЗ со сроком обращения 3-6 месяцев, затем вошли во вкус и начали рубиться за облигации на 1, 2, 3, 4 года. И теперь остались с ними, как известная старуха, пожелавшая быть “владычицей морскою”, в старой хибаре.

Единственный выход для них – не ждать погашения ОВГЗ и продать облигации на вторичном рынке, да вот беда, никто не покупает, даже после роста доходности до 23%. Нет денег, даже у государственных банков, которые в ближайшее время могут столкнуться с кризисом ликвидности в виде оттока вкладов населения.

По причине узости рынка нерезиденты смогли пока вывести из “пирамиды” ОВГЗ всего 8 млрд грн, именно поэтому курс гривны и держится до сих пор: если бы нерезиденты нашли ликвидность на 110 млрд грн, их бы уже тут не было, но после них остались бы лишь руины в виде глубокой девальвации курса и гиперинфляции.

Но у кого ликвидность есть всегда по причине наличия печатного станка? Правильно, у НБУ. На первичном рынке покупать облигации он не может, но вполне может теперь делать это на вторичном. Уже разрешили. Какие аргументы могут звучать у сторонников данной идеи? Так делают другие центральные банки, запуская программы количественного расширения.

Например, американская ФРС ежемесячно выкупает у банков казначейские облигации Минфина и ипотечные инструменты на 50 млрд долл. Но НБУ – это не ФРС, а гривна – не доллар. Эмитируя денежную массу под выкуп облигаций, Федрезерв США просто увеличивает долларовую ликвидность на рынке, в то время как точно такие же действия на бивалютных рынках развивающихся стран приведут лишь к усилению давления на курс национальной валюты и инфляции.

Аргумент второй – это техническое решение, которое не приведет к росту вложений НБУ в ОВГЗ. Возможно, но тогда зачем вообще было его принимать, если оно столь бессмысленное?

А теперь проанализируем последствия и скрытых бенефициаров схемы.

Как видим, невинное разрешение НБУ покупать облигации Минфина на вторичном рынке, начиная с 2014-го года, привело к тому, что портфель ОВГЗ, принадлежащий Нацбанку, вырос со 147 млрд грн до 325 млрд грн или на 178 млрд грн. Кроме того, резко увеличились и вложения банков: с 81 млрд грн до 343 млрд грн или на 262 млрд грн.

Но столь резкий скачок вложений был обусловлен не частными банками, а государственными, ведь Минфин докапитализировал их путем внесения в уставный капитал тех самых облигаций. На сегодня госбанкам принадлежит 278 млрд грн, в том числе “ПриватБанку” – 140 млрд грн, то есть частные банки владеют всего лишь портфелем в 65 млрд грн. Как видим, активация схемы ОВГЗ на базе НБУ и госбанков привела к росту их портфеля на 440 млрд грн, начиная с 2014-го года. На сегодня это 11% ВВП!!!

С “безобидностью” схемы определились, а теперь перейдем к возможным бенефициарам, ведь всегда нужно искать, кому это выгодно.

Большая часть портфеля ОВГЗ находится у НБУ и банков. Вроде бы выгодно должно быть им. Но существенная часть их облигаций представляет собой неликвид в виде индексированных облигаций, внесенных Минфином в уставный капитал “ПриватБанка” в процессе докапитализации со сроком обращения 15 лет.

А портфель облигаций, принадлежащий НБУ, после процедуры репрофайлинга также ликвидным не назовешь. Речь о замене старых облигаций на новые, доходность по которым либо фиксированная, либо привязана к инфляции, а сроки погашения растянуты до 2047-го года с равными ежегодными платежами.

Сама процедура прошла в 2017-м. То есть у Нацбанка большая часть портфеля является также нерыночной, но каждый год появляются и ликвидные облигации, срок погашения которых наступил, но их удельный вес незначителен.

Таким образом, для определения реальных бенефициаров нужно очистить портфель ОВГЗ от портфелей госбанков и НБУ, оставив там условно лишь рыночные выпуски.

В очищенной структуре владельцев ОВГЗ доминируют нерезиденты, портфель которых существенно больше, чем у частных банков, населения и юридических лиц (если брать по отдельности) и сопоставим со всеми владельцами, вместе взятыми.

Именно нерезиденты и заинтересованы в том, чтобы НБУ запустил “лифт ликвидности” по обеспечению их выхода с нашего рынка капитала. Что ждет страну в случае активации этой схемы? Вместо того, чтобы направить плановую эмиссию в размере 100 млрд грн на пополнение антикризисного резервного национального фонда, Нацбанк получает возможность использовать этот ресурс для операций на вторичном рынке ОВГЗ, выкупая облигации нерезидентов, которые не хотят ждать наступления сроков погашения и спешат покинуть Украину.

Естественно, НБУ не будет покупать ОВГЗ напрямую у иностранцев. Схема здесь может быть очень простая: нерезидент продает ОВГЗ банку, а тот – НБУ, вся цепочка закрывается за один день. Естественно, с этой гривной нерезиденты выходят на валютный рынок, и НБУ придется тратить валютные резервы в виде постоянных интервенций – ЗВР регулятора рискуют потерять до 4 млрд дол. за месяц.

То есть получаем двойной шок: расходование плановой эмиссии не на экономику и население, а на финансовых спекулянтов и трату валютных резервов страны не на поддержку курса гривны, а на репатриацию доходов нерезидентов по “приемлемому для них курсу”. Сама схема тянет на “шнобелевскую премию”, настолько она вредна для экономики, общества и макроэкономической стабильности страны.

Кроме того, НБУ в этой схематехнике может стать и своеобразным пунктом обмена “вторсырья”, когда тот же “ПриватБанк” обменяет в Нацбанке свои неликвидные облигации на вполне рыночные, ликвидные. В таком формате НБУ превращается в склад финансового хлама, отдавая банкам наиболее выгодные финансовые инструменты, а себе оставляя разный “мусор”.

С плечом ликвидности для нерезидентов, описанным выше, эта “подсхема” по своей токсичности тягаться конечно не может, но тоже весьма показательна.

Получая такую монетарную бомбу, НБУ становится, нет, не обезьяной с гранатой, а тем самым ружьем, которое может выстрелить в конце спектакля, ведь когда у тебя есть возможность заработать миллиарды для нерезидентов, которые суетятся, как пассажиры “Титаника” на палубе после столкновения с айсбергом, решение применить или не применить занимает несколько секунд…

Кстати, описанная в этой статье схема могла бы быть не такой уж и опасной и в чем-то даже полезной, если бы при ее утверждении были:

1. Четко установлены лимиты операций НБУ с ОВГЗ на вторичном рынке (например, на сумму погашенных в его портфеле облигаций).

2. Введен запрет на замену неликвидных облигаций на ликвидные.

3. И/или установлен четкий целевой характер операций НБУ на вторичном рынке: покупка у государственных и коммерческих банков исключительно “антикоронавирусных” облигаций, выпущенных Минфином для формирования антикризисного национального резервного фонда. Как по мне, наиболее адекватный ограничитель, ведь в таком случае нерезиденты шли бы лесом.

Но, к сожалению, открывая ящик Пандоры, никто так и не удосужился установить даже минимальные предохранители, мол, пока не понимаем и не можем спрогнозировать. Но, тем не менее, активируем схему и снимаем защиту “от дурака”.

Желание “провести” нерезидентов с “чемоданами денег” до границы – на самом деле последний тест для власти на ее субъектность и человекоцентричность. Нынешний кризис как никогда ранее требует от руководства страны действовать системно, особенно в контексте расходования государственных денег.

Осталось только найти нового Шарапова, который сможет провести “до автобуса” всех желающих “помочь” нерезидентам вывести свои капиталы из Украины за счет эмиссии и валютных резервов НБУ. Иначе римейк 2015-го года скоро на экранах страны. Во всех “кинотеатрах”, даже не взирая на карантин.

Иллюстрация: Pixabay

Материал из блога 112.ua


Подписывайтесь на канал «Ukrainian Think Tank» в Telegram,  YouTube, страницу в Facebook.

Читайте также:

Рекомендуем

original

Открытие года. Сколько будет стоить земля, если рынок таки запустят с 1 июля

1533625298_9

Денег нет, но вы держитесь. Как вырастут цены и тарифы для украинцев в 2021 году

picture2_urozhaj-zernovyh-_343817_p0

Воістину воскресло: чому відновлення Мінагро може виявитись провальним

picture2_ukraina-podnjalas_361072_p0

Существует ли заговор “элит” относительно Украины, кто виноват и что делать?