Юрий Гаврилечко

Деградация системы госуправления чревата постоянными кризисами власти

Через несколько месяцев Украина будет праздновать 30-ти-летие обретения Независимости. Традиционно, к этой дате начнется очередное подведение итогов, от сравнения цифр до смены политических и культурных предпочтений наших граждан. Но, скорее всего, в сонме этих итогов не будет презентации кривой спада эффективности системы государственного управления при перманентном росте расходов на нее же.


Автор: Юрий Гаврилечко – экономический эксперт, соучредитель Аналитического консалтингового агентства “Украинская Фабрика Мысли”.


Хуже того, только очень узкие специалисты (для понимания ситуации отмечу, что докторов наук государственного управления у нас чуть больше 300 человек на всю страну, тогда как их коллег-экономистов и юристов – в десятки раз больше) вспомнят о стоимости и цене управленческих решений, которые в современной Украине превышают показатели УССР чуть ли не на два порядка!

А ведь именно оценка и объяснение роста стоимости и цены управленческого решения могли бы прояснить массу весьма спорных и неадекватных решений власти, а также дать шанс на нахождение решений созданных ими проблем. Проблем, чреватых кризисом власти и потерей репутационных очков страны во внешнем мире.

Одним из таких решений стало введение в силу указами Президента Украины решений СНБО о применении санкций. Сначала против украинских граждан и принадлежащего им бизнеса, а затем уже и против отечественных же чиновников (в частности – сотрудников таможенной службу).

Первая порция санкций пояснялась политической необходимостью, а вторая – экономической целесообразностью. И то и другое, мягко говоря, весьма спорные причины относительно законности для применения этих самых санкций. Потому и вызвали они весьма широкий общественный резонанс и спровоцировали очередное противостояние властей внутри и с частью гражданского общества вовне. И это только начало будущих проблем… Да и сами санкции, как инструмент «борьбы с коррупцией»… Разве похожи они на справедливое наказание? И разве не воспринимаются они в общественном сознании как повод «для договорняка»? И разве не похоже, что результат их применения будет таким же, как и от закона о люстрации, когда большинство «люстрированых» или восстановилось на должностях или отсудило у государства многотысячные компенсационные выплаты?

Что касается кризиса власти, то напомню, что буквально сразу после введения санкций, спикер Верховной Рады, Дмитрий Разумков заявил: «В решении [Совета национальной безопасности и обороны] были указаны как иностранные субъекты хозяйственной деятельности, в отношении которых закон о санкциях абсолютно корректно может действовать, так и граждане Украины, которые находятся на территории нашего государства. На мой взгляд, если мы вводим в отношении них какие-то санкции, то это должно быть уже по результатам задержания, вручение подозрения, возможно, уже решения суда. Надеюсь, что вскоре, возможно, сегодня-завтра это произойдет. С другой стороны, мои международные коллеги говорят о еще одной важной реформе – это верховенство права, жизнь по закону. Если граждане нарушили этот закон, то они не должны быть отстраненными от выполнения своих обязанностей, а должны нести ответственность в рамках административного кодекса, а скорее всего, уголовную ответственность за свою деятельность. Что касается граждан Украины [в случае с санкциями за контрабанду], мы должны действовать в рамках Уголовно-процессуального кодекса». Так как публичное заявление председателя парламента прямо противоречит позиции президента, то что это как не признак кризиса власти?

Что же касается гражданского общества, то еще более резкой реакцией на введение санкций против украинцев со стороны отечественной же власти стала позиция, обозначенная Харьковской правозащитной группой. Представители ХПГ убеждены в том, что применение санкций к гражданам Украины, которые проживают на подконтрольной украинскому правительству территории, подрывают фундаментальные принципы права, грубо нарушают Конституцию и международные соглашения, ратифицированные Украиной, несут серьезные угрозы правам и свободам человека, а также имеют признаки узурпации власти в государстве. Как отмечают правозащитники, санкции являются международно-правовым механизмом политического характера, который применяет одно государство против другого государства, его физических и юридических лиц, поскольку другого способа борьбы с его враждебным влиянием просто нет. Применение санкций к собственным гражданам возможно только при условии, если они живут за границей или скрываются на временно оккупированных территориях Украины и государство исчерпало механизмы привлечения их к ответственности. Действия президента Зеленского – это не санкции в их международно-правовом понимании, а директивное управление государством. Потому как ни решение СНБО от 2 апреля 2021 года, ни Указ Президента Украины №140/2021, которым это решение было введено в действие вопреки статьи 3 Закона «О санкциях», не содержат никаких оснований применения ограничительных мер, что создает ситуацию, при которой граждане Украины были существенно ограничены в правах без какого-либо объяснения и обоснования.

Самым простым и часто встречающимся объяснением происходящего является упрек в сторону президента относительно того, что он «не знает/не понимает» что делает. И, как и большинство «простого и часто встречающегося», такое объяснение не дает ни полноценного ответа на вопрос о причинах происходящего, ни позволяет сформировать решение для аналогичных проблем на будущее. А причина, как раз, в запредельной цене управленческого решения, которая стало таковое вследствие 30ти лет деградации системы государственного управления, спровоцированного и направляемого разного рода «реформами». Итогом же «реформирования» стало то, что на президента возлагается обязанность принимать большинство административных и политических решений самостоятельно и самому же за них и отвечать. Тем самым нивелируя ответственность всей почти что 350-тысячной армии чиновников!

Такая ситуация сложилась не сейчас и не вчера. Это закономерное следствие многолетней утилизации советского наследия и попыток перестроить систему управления государством под решение сиюминутных (в лучше случае – тактических задач) без всякой стратегии и плана действия.

После распада СССР, Украина начала выстраивать собственную систему управления государством тремя взаимоисключающими путями сразу. Первый – это использование части советской систему управления, только в сильно урезанном виде за счет исключения из нее партийной и профсоюзной составляющей. Второй – это интеграция в существующую систему власти полукриминальных механизмов воздействия на чиновников (которые трансформировались из частных организаций живущих за деньги иностранных правительств в государственные антикоррупционные органы, опять-таки спонсируемые из-за рубежа) вместо четко отлаженного контроля за их работой как по вертикали власти так и по линии прокуратуры, которая должна была осуществлять надзор за законностью. Третий – это создание параллельно действующих структур исполнительной власти, которые конкурируют между собою и имеют двойственное подчинение – по линии Кабмина и по президентской вертикали. Сейчас же, к этим трем путям добавилось еще одно ответвление – органы местного самоуправления в объединенных территориальных общинах, которые вообще подчиняются, по сути, только сами себе.

Следствием такого тройственного построения институтов власти стало делегирование ответственности за принятие решения снизу вверх, тогда как нормальная модель госуправления предполагает строго обратную ситуацию… Такое «снизувверхное» делегирование, мало того, что создало прецедент работы чиновников всех уровней в условиях чуть ли не постоянно действующей «итальянской забастовки», когда вся деятельность ведется строго по инструкциям, так еще и в высшей своей точке возлагает ВСЮ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ВСЕ РЕШЕНИЯ ЧИНОВНИКОВ НА ПРЕЗИДЕНТА ПЕРСОНАЛЬНО! Почему? Да потому что цена решения настолько высока, что ни один чиновник на себя не хочет брать ответственность ни за что! Постоянное же реформирование судебных и правоохранительных органов, привело к такому же результату – всю ответственность перебрасывают на президента, ведь от него и назначение генпрокурора зависит, и главы МВД, и судей…

Потому и наблюдаем мы сейчас картину, когда совещательный орган при президенте вкупе с офисом президента – готовят решения, которые в соседних странах готовят и принимают на несколько уровней ниже и совершенно в других ведомствах. И до тех пор, пока в Украине не изменится система построения органов законодательной, исполнительной и судебной власти и не закрепятся зоны ответственности – права и законы будут нарушаться с завидной регулярностью и… по объективным причинам! Что самое страшное.


Подписывайтесь на канал «Ukrainian Think Tank» в Telegram,  YouTube, страницу в Facebook.

Читайте также:

Рекомендуем

unnamed (3)

Анна Ковальчук: Освячені та жахливі: чому подорожчали складові великоднього кошика

1f0bb55-7fe24fd-7309404299724abaab0fdb62ed6ebff3-1603987038-extra-large

Узурпация или несостоятельность? СНБО на марше

VideoCapture_20210419-223006

Андрей Ермолаев: Есть ли во власти интеллектуалы?

20210415_134306

В Украине появятся «земельные ломбарды»